Спецвыпуск проекта для акции "Ночь музеев онлайн-2020". "Суббота. ФОТО НОЧИ: Что скрывает музейная афиша? Любовь по системе..."

Великий персонаж театральной истории Константин Сергеевич Станиславский (настоящая фамилия - Алексеев), один из основателей Московского Художественного театра, революционизировал не только отечественный драматический театр, но и мировое театральное искусство.

При всем том, что уже с 1900-х годов Станиславский был "обожествляем" соратниками и широкой общественностью, он знал и жизнь земную, семейную - с женщиной, выбранной им один раз и навсегда, с Марией Петровной Лилиной (настоящая фамилия - Перевощикова). Они поженились в 1889 году и жили до самой смерти Константина Сергеевича в 1938 году. Вместе - полвека!

Станиславского всегда окружали самые эффектные женщины сменявших друг друга эпох, и многие красавицы настойчиво добивались его внимания. Для него же была дорога только она - Машенька Перевощикова, выпускница Московского Института благородных девиц...



Для выставки "Любовь по системе Станиславского", созданной при поддержке Музея МХАТ специалистами Музея "Литературная жизнь Урала XIX века" (Объединенный музей писателей Урала), из фондов Музея МХАТ были предоставлены редкие семейные фотографии Станиславских. Один из снимков, где запечатлена вся семья вместе с детьми Кирой и Игорем, послужил основой для афиши.

Выставка необыкновенно интересна, но, как это нередко случается, что-то осталось недосказанным о ее главных героях. И когда наш взгляд останавливается на афише, невольно возникает вопрос: "А что скрыто за этим идиллическим фото?"

Специально для гостей акции "Ночь музеев онлайн-2020" в Екатеринбурге о некоторых штрихах земной, семейной, жизни КС и МП расскажет Марфа Николаевна Бубнова - заместитель директора Музея МХАТ, самый авторитетный сегодня исследователь  творческого наследия основателей МХТ, автор нескольких книг по истории отечественного театра.

Вопрос редакции сайта АМЕ. Марфа Николаевна, для тех уральцев, кто знает совсем немного о Марии Петровне Лилиной, расскажите, пожалуйста, о начальном периоде ее жизни, о знакомстве с КС. 

М.Н.Бубнова. Мария Петровна Перевощикова была внучкой известного московского профессора, закончила Московский Институт благородных девиц ордена святой Екатерины с большой золотой медалью, после работала в этом же институте классной дамой. Как вспоминала одна из ее учениц, Мария Петровна «по-французски говорит, как парижанка!».

Будучи классной дамой, она приняла участье в одном из любительских спектаклей «в пользу дешевых квартир при Московской консерватории» 29 февраля 1888 года – в популярной в то время пьесе В.Крылова «Баловень». Подобные любительские спектакли были обычным явлением для театральной Москвы 1890-х годов.

В этом же спектакле принимал участье 25-летний Константин Сергеевич Алексеев – известный любитель драматического искусства, уже десять лет, как возглавлявший семейный «Алексеевский» кружок. Константин Сергеевич в то время уже довольно часто использовал псевдоним Станиславский.

Он обратил внимание на игру Лилиной и на полях своей программки сделал пометку: «Первый дебют».

Дебют Лилиной был отмечен и в «Новостях дня», а театральный директор и антрепренер Георг Парадиз пригласил ее в руководимую им немецкую труппу.

Успех принес и новые жизненные испытания: хотя она и выступала под псевдонимом «Лилина», придуманным актером – впоследствии ближайшим помощником Станиславского – Саниным, тем не менее, в институте стало известно о выступлении молодой классной дамы на сцене. И ей было предложено незамедлительно оставить работу.

Чуть позже Станиславский приглашает Лилину во вновь организованное им Общество искусства и литературы в качестве «члена-исполнителя». С исполнения роли Клодины в комедии Мольера «Жорж Данден» начинается новый артистический этап в жизни Марии Петровны, который продлится почти десять лет.

Именно в Обществе Лилина всерьез заинтересовалась  поисками Станиславского способов выражения жизненной правды на сцене. В дни сценической юности Лилина в основном играет в водевилях, но именно в них она сумела нащупать свои сценические приемы. Станиславский обращал внимание на ее игру в таких спектаклях и очень часто оставлял в своих записях пометки именно об игре Лилиной. Например, после премьеры водевиля «Вспышка у домашнего очага» он записал: «Удивительно женственная и простая игра у Перевощиковой».

В конце театрального сезона 1888/1889 гг. в Обществе была поставлена драма Ф.Шиллера «Коварство и любовь». Лилина исполняла роль Луизы. К ее исполнению публика отнеслась довольно холодно, что вызвало бурю негативных эмоций у Станиславского. Он писал, что его «рост и трубогласный орган» помешали разглядеть публике искреннее и поэтическое исполнение Лилиной.

Он очень переживал и писал, что с радостью бы указал артистке «настоящую ее дорогу, если бы не боялся спутать ее еще больше». Видимо, именно тогда он своим зорким режиссерским глазом разглядел прелесть таланта Лилиной. Он считал, что Мария Петровна обладает двумя редкими артистическими качествами: «чуткостью» и «художественной простотой».

Именно на спектакле «Коварство и любовь» публика подсказала им, что они влюблены друг в друга, так как заметили из зала, что они очень естественно целуются на сцене.

В 1898 году Лилина органически вошла в ансамбль Художественного театра. Конечно, она, также как и весь театр, не сразу обрела себя. Днем рождения Лилиной-актрисы принято считать премьеру «Чайки». Роль Маши в ее исполнении была превосходна, и именно о ней в первую очередь писали все газеты после премьеры.

Весь чеховский репертуар – это отдельная глава в творческой биографии Марии Петровны. Когда она на премьере «Чайки» произнесла фразу «Я страдаю… Никто, никто не знает моих страданий!», трагическое молчание зала сменилось бурными аплодисментами. Участники спектакля тоже аплодировали Лилиной.

Мария Петровна обладала удивительно гибким талантом и поэтому ей были подвластны и лирические, и психологические, и острохарактерные роли. Станиславский считал Лилину лучшей своей ученицей. Она всю творческую жизнь думала больше о процветании родного театра, чем о своей личной славе.

Обладала безграничной скромностью и никогда не утверждала свои личные интересы в театре. За полвека работы в МХАТ М.П.Лилина сыграла всего тридцать четыре роли, включая и самые небольшие. Многие из созданных ею сценических образов вошли в историю театра, а некоторые из них неожиданностью трактовки породили новое толкование характеров героев.

Вопрос редакции. Какие ценности привнес в семейную жизнь Константин Сергеевич? Какие - Мария Петровна?

М.Н.Бубнова. Они были преданными друг другу людьми - и это очень важно!.. Уважали и ценили труд друг друга. Всегда стремились говорить правду и разбираться вместе с возникавшими проблемами.

Думаю, что любая семейная жизнь – это  потемки для стороннего взгляда, семейные же отношения Марии Петровны и Константина Сергеевича – это очень светлые и безупречно чистые «потемки».

Вопрос редакции. Изменялись ли семейные отношения КС и МП в каждый из периодов работы КС: сначала в Обществе искусства и литературы, далее - в МХТ и его студиях?

М.Н.Бубнова. Примечательно и по-своему даже показательно, что их семейные взаимоотношения никогда не зависели от периодов работы Станиславского.

Если они и менялись, то, наверное, только от возникавших жизненных проблем – а проблем в их жизни было немало.

После свадьбы у матери Марии Петровны были переживания, что Станиславский уделяет слишком много внимания актерскому и режиссерскому делу и тем самым отвлекается от работы на фабрике. Станиславский же быстро нашел выход из положения: в течение девятнадцати лет он с утра до двух часов дня работал на фабрике, а после двух - до ночи работал в театре.

И кто знает, как сложилась бы их совместная жизнь, если бы не увлекся Станиславский сценическим искусством.

Вопрос редакции. Станиславский посвятил жене одну из главных книг своей жизни "Работа актера над собой". Почему - именно ей? Не творческим соратникам, не кому-то из великих актеров, не МХТ?

М.Н.Бубнова. Как я уже говорила, Станиславский считал Марию Петровну своей лучшей ученицей, ну, кроме того, она была женщиной, которую он почитал и которой был  предан всю свою жизнь. Именно таким женщинам и посвящают "главные" книги...

Вопрос редакции. Как сложилась судьба Марии Петровны и всей семьи после смерти К.С.Станиславского в 1938 году? 

М.Н.Бубнова. Довольно сложно... Практически всю их совместную жизнь семья всегда жила – как, впрочем, и Общество любителей искусства и литературы, да и Художественный театр в первый период своего существования – за счет Станиславского.

Мария Петровна уже была довольно пожилой, сын Игорь Константинович жил с семьей за границей, дочь Кира Константиновна (была замужем за художником Робертом Фальком в 1920 - 1922 гг.) в последние годы жизни Станиславского была его ближайшей помощницей.

После смерти Константина Сергеевича семья осталась почти без средств к существованию. Ролей в театре у Лилиной было мало, она продолжала преподавать в студии.  Очень много времени уделяла созданию музея в доме, где они жили.

Великая Отечественная война принесла новые трудности. Мария Петровна по состоянию здоровья не могла эвакуироваться из Москвы. Они вынуждены были остаться.

Лилина всегда обладала очень твердым характером и, видимо, именно этот ее характер помог переживать трудности войны. В своем небольшом дневнике, который вела специально для сына Игоря, она описывает, как придумала на балконе теперешнего дома – музея К.С.Станиславского – выращивать морковь, редиску и даже картошку.

Ее ученики с фронта писали ей письма и утверждали, что в эти тяжелые дни их «мысли и сердца в одном месте, на улице Станиславского, там, у Вас и – о Вас. Спасибо, что Вы с нами в Москве».

У Марии Петровны были ампутированы сначала нога, а потом и рука. Тем не менее, она продолжала организовывать концерты в госпиталях и преподавать в студии. Последний раз М.П.Лилина вышла на сцену в роли Вронской в спектакле «Анна Каренина» 11 октября 1941 года.

Не очень хотелось бы заканчивать свой рассказ об этой удивительной творческой и семейной паре на столь грустной ноте. Они были едины в своих художественных устремлениях, их взаимная вера проявилась очень рано. На протяжении всей творческой жизни Станиславский прислушивался к Лилиной.

Сыграв свои первые роли в Художественном театре, он написал ей: «Спасибо за твою записочку. Я ужасно горд и растроган. Горд потому, что ты на моем веку в четвертый раз хвалишь меня: «Самоуправцы», «Горящие письма», Штокман и Крамер».

Наша выставка называется «Любовь по системе Станиславского: Станиславский и Лилина». Не уверена что, именно система Станиславского повлияла на их любовь, но то, что с первых дней их совместной жизни всегда существовали СТАНИСЛАВСКИЙ И ЛИЛИНА – это правда! И никакие жизненные перипетии, творческие интриги и конфликты не смогли эту любовь разрушить.

 

P.S. Из письма К.С.Станиславского к Марии Петровне из Ессентуков, 1900 год: "... Куда я попал? В Азию, Персию или Китай?.. Я уверен, что там живут не хуже и, конечно, веселее. Если я выживу в этой дыре одну неделю, я потребую орден за многотерпение.

Представь себе, Пушкино, только населенное больными купцами, мещанами, армейскими офицерами. Представь себе, что в Пушкине улицы не мощеные, а пыль не темная, как у нас, а белая. Еще разница: там дачи довольно грязные, а здесь ужасно грязные. Там иногда видишь смеющиеся лица, здесь их совсем нет, там иногда слышны людские голоса, а здесь давящая тишина. Смело скажу, что во всех Ессентуках сегодня смеялся один человек, и это был – я. Знаешь, когда я так расхохотался? Когда открыл сундук и увидел в нем белые штаны и пиджак от Дюшара. Ничего нет смешнее, как человек в белых брюках, ходящий по улицам Ессентуков. Во что я буду здесь одеваться при наличии моего столичного гардероба? Это вопрос.

Дорожные брюки, туфли, ночная сорочка без жилета и старое пальто внакидку, на голове феска или завязанная кое-как чадра – вот самый подходящий костюм для сих стран. Представь себе и всю обстановку в том же духе, тогда ты получишь правильное представление о том, где я теперь. Надо сказать правду, ванны устроены хорошо, парк недурной, если бы не портила его публика.

Завтра поеду в Кисловодск и посмотрю, что делается там... При осмотре квартир (все переполнено) напал на одну из своих московских поклонниц. Она усиленно убеждала меня поселиться в том доме, где живет она, но и дом-то самый скверный, да и поклонница не очень... Она все мне рассказывала, что при такой игре, как наша, необходимо летом лечиться. Должно быть, и я нервный, и жена у меня нервная, и дети нервные, и все, кто меня окружает, тоже и т. д. Ужасно смотреть, как мы играем, а каково самому стоять на сцене и т. д. Чувствуешь, что от такой поклонницы не поздоровится".

 

(Редакция сайта АМЕ благодарит М.Н.Бубнову и М.Ю.Кряжевских за помощь в подготовке материала.

Цитата из письма К.С.Станиславского к М.П.Лилиной, июль 1900 года - Собрание сочинений К.С.Станиславского в 8 томах. 7-й том. М., "Искусство", 1960). 

 

 


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.