ПУТЬ К "СИНЕЙ ПТИЦЕ"



Наши друзья и коллеги из Музея МХАТ презентуют новый партнерский проект "Синяя птица. Путь к спектаклю за пять комнат". Это совместный выствочный проект музея и постановочного факультета ГИТИса (мастерская Д.Крымова). Он придет к зрителям 1-го декабря:
  "Синяя птица" - знаковый для Московского Художественного театра спектакль по пьесе драматурга Мориса Метерлинка.

Данный выставочный проект - это путь в спектаклю "Синяя птица", который зрители и художники проходят вместе со Станиславским за 5 шагов - 5 комнат, от комнаты-мастерской, где рождается замысел спектакля, к комнате с подмакетниками, когда спектакль уже готовится к выходу на сцену.

"…Находясь в доме, где жил К.С. Станиславский, мы пытаемся представить себе путь,  которым шел режиссер к созданию этого спектакля, – пишут студенты о проекте. – Для нас этот особняк - особенное место, где все напоминает о Станиславском. Выставка начинается как обычный музейный проект, с традиционными решениями, с подлинными экспонатами. Мы создаем квази-музейное пространство жилого дома, точнее сказать, мастерской самого режиссера-создателя "Синей птицы". Затем, с помощью театральных эффектов (синие тени, перья, таинственные двери), зритель перемещается в пространство театральной пьесы. И снова возвращается в реальное пространство, оказываясь в зале с подготовительными подмакетниками".

На выставке представлены фотографии, оригиналы и копии документов режиссерских записей, переписок, эскизов, набросков – всего, что относится к подготовке и задумке спектакля "Синяя птица". А также мистификация как переосмысление и взгляд современных художников на легендарный спектакль.

Более столетия назад Морис Метерлинк создал образ Синей птицы – один из самых популярных и знаменитых в мировой литературе. Это словосочетание символизирует мечту и желание счастья. Знаменитый бельгийский писатель сочинил свою пьесу как философскую притчу, показывающую путь человеческой души к высшим ценностям. Произведение, ставшее главным в его творчестве, Метерлинк доверил впервые воплотить на сцене Московскому Художественному театру.

Морис Метерлинк отдал свою пьесу в Художественный театр в 1906 году, предоставив московской труппе право первой постановки. Но премьера состоялась лишь через полтора года – в сентябре 1908-го. Длительность и затрудненность работы над "Синей птицей" были вызваны тем, что К.С. Станиславский, восхищаясь сказкой Метерлинка, категорически отверг использованный драматургом сценический язык банальных детских феерий. Он строил спектакль как создание взрослой – а никак не детской – фантазии и верил, что её вольный каприз подскажет неведомые способы, позволяющие воплотить на сцене то "таинственное, ужасное, прекрасное, непонятное", чем жизнь окружает человека и что увлекло режиссёра в пьесе.



Но в то же время Станиславский отмечал, что "мир детских фантазий, ужасов и грёз удался Метерлинку в совершенстве. Попробуем и мы помолодеть на тридцать лет и вернуться к отрочеству. Постановка «Синей птицы» должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребенка. Она должна быть наивна, проста, легка, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива, как детская греза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя".

Станиславский достиг своих целей, и могуществом его фантазий сказка о странствиях детей дровосека перемещала героев Метерлинка (а с ними и зрителей) из одних измерений "жизни человеческого духа" в другие, непредвиденные, всё более усложняющиеся и высокие.

Станиславский в книге "Моя жизнь в искусстве" рассказывает о том, как неожиданно и счастливо вместе с Леопольдом Сулержицким и художником Владимиром Егоровым они набрели на идею использовать для оформления черный бархат, как поняли, что именно этот материал способен обеспечить самые фантастические превращения на сцене. Черный бархат и создал таинственную атмосферу этого спектакля, его в буквальном смысле рукотворность – когда всё преображалось на глазах у зрителей, а за этими преображениями стояли слуги просцениума, абсолютно невидимые в своих черных костюмах с капюшонами и перчатках.

Кроме «черных людей», трюки в "Синей птице" совершались при помощи тайных люков, карманов, "конвертов" сцены, а также изощренной световой партитуры: цветовых лучей, разного типа фонарей, "плавающего", пятнистого, "блуждающего" освещения.

Персонажи, окружавшие Тильтиля и Митили – оживающие души вещей, стихий, животных – возникали целостно и завершено. Линии этих ролей рождались из претворения угадываемых повадок. Беззастенчивый вероломный Кот (И.М. Москвин), недалёкий вернейший Пёс (В.В. Лужский), рыхлый Хлеб (В.Ф. Грибунин), ломкий ненадежный Сахар (А.Ф. Горев) в общей режиссёрской структуре спектакля обозначались пунктирно.

Центральные же роли потребовали смешной детской характерности. Тильтиль в исполнении С.В. Халютиной был целен и готовый к героическому поступку, а Митиль (А.Г. Конен) была немного беззащитна и остро чувствовала все опасности.

В финале сцены "Страна воспоминаний" откуда-то из глубины сцены навстречу неродившимся душам раздавался "радостный хор матерей", и у зрителей "слёзы сжимали сердце". Это была незабываемая музыка, написанная И.А. Сацем к этому спектаклю. Начавшиеся ночью, странствия заканчивались на пороге родительского дома в бессолнечное прозрачное весеннее утро. Всё вокруг казалось готовившимся к обновлению. Этот миг пробуждения был счастливо найден режиссёром и художником спектакля В.Е. Егоровым.

Кураторы: Дмитрий Буткевич, Мария Блезе".

 

 

Благодарим пресс-службу ФГБУК "Музей МХАТ" (г. Москва) за предоставленный пресс-релиз и фотографии эскизов художника Владимира Егорова к спектаклю "Синяя птица" из фондов музея.


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.